LEFT SIDEBAR PAGE

ювелирный мастер

Какой вклад вносит она в высоцковедение? Рассматривая соответственно в трёх главах «концепты» тоски, свободы и судьбы, автор излагает материал в описательной манере, порой склоняясь даже к пересказу песенных сюжетов, например: «В стихотворении “Красивых любят чаще и прилежней.” среди красивых, весёлых, молчаливых девушек предпочтение отдаётся той, которая читает грустные романы, то есть, очевидно, и сама обладает способностью грустить.» (с. 43; курсив Е. В. Андриенко). Очевидно, обладает. Стоит ли ломиться в открытую дверь и доказывать, например, что «слово маета (маяться, отмаяться) близко по смыслу слову тоска и служит выражению того же концепта - как он представлен в творчестве поэта» (с. 53). Близко - но что из этого следует, кроме констатации факта? Вот употребил поэт в одной из песен, как отмечает Е. В. Андриенко на с. 81-82, глагол «вольничать». Ею приведены словарные значения этого слова. Но дальше - опять ничего. Где же научный анализ? Много информации - и минимум филологии. Впрочем, и информация не всегда точна. Строка «Чтоб в страданьях облегчения была» содержится не в стихотворении «Я тут подвиг совершил.», как сообщает Е. В. Андриенко на с. 49, а в песне «У тебя глаза - как нож». Строки «От былой от вольности Давно простыл и след» звучат не в песне «Про любовь в каменном веке», как опять же полагает автор книги (с. 81), а в стихотворении «Много во мне маминого.». Плюс к тому: автор не использует некоторых программных для выбранной проблемы работ - не только всё тех же книг А. В. Скобелева и С. М. Шаулова, Вл. И. Новикова, Н. М. Рудник, но и диссертации Н. В. Закурдаевой о концептосфере поэта (Орёл, 2003), а также диссертации Е. И. Солнышкиной как раз по проблеме свободы в творчестве Высоцкого, защищённой в Ставрополе в 2005 году. Последняя работа издана теперь в качестве монографии автор которой выбирает, на наш взгляд, рациональный и вполне приемлемый путь: не впадает в последовательное описание материала, само обилие которого (с темой свободы у Высоцкого связано буквально всё!) грозило бы просто-напросто поглотить вектор и смысл научного поиска, а обращается (опираясь при этом на философский контекст эпохи Высоцкого), к узловым творческим проблемам.